Проститутки Выборгская на sosochki.net.


Биографии знаменитых людей: Иоанн IV Васильевич Грозный

Иоанн IV Васильевич Грозный - Иоанн IV Васильевич Грозный - царь и великий князь всея Руси, старший сын великого князя Василия III Иоанновича от второго брака с княгиней Еленой Васильевной Глинской, родился 25 августа 1530 г., умер 18 марта 1584 г. Трех лет оставшись без отца (1533), до 50 лет не имевшего детей, с восьми лет (1538) - и без матери (см. Елена Васильевна ), которую помянуть не нашел доброго слова в богатом и горячем языке своих автобиографических писаний, с 1538 г., в эпоху так называемого ""боярского правления"", Иоанн рос беспризорным, но зорким сиротой в обстановке придворных интриг, борьбы и насилия, проникавших в его детскую опочивальню даже ночью. Детство осталось в памяти Иоанна как время обид и унижений, конкретную картину которых он лет через 20 дал в своих письмах к князю Курбскому . Особенно были ненавистны Иоанну князья Шуйские , захватившие власть после смерти великой княгини Елены. Устранены были князья Иван Федорович Овчина-Телепнев-Оболенский , пользовавшийся влиянием при Елене, сестра его, мамка Иоанна, Челяднина, князь Иван Федорович Бельский , сведен с кафедры митрополит Даниил , противник переворота. Без контрольное распоряжение государственным достоянием, крайне невнимательное и оскорбительное отношение к маленьким великим князьям Иоанну и Юрию характеризуют двухлетнее господство Шуйских. В 1540 г., по инициативе митрополита Иоасафа , освобождены были князь Бельский, занявший место князя Ивана Шуйского, удаленного на воеводство, и удельный князь Владимир Андреевич с матерью. В 1542 г. - новый переворот в пользу Шуйских, в котором погиб Бельский, поплатился кафедрой митрополит Иоасаф, замененный архиепископом новгородским Макарием . Глава кружка, князь Андрей Михайлович Шуйский, устранял возможные на Иоанна влияния со стороны не принадлежавших к кружку лиц в крайне грубых формах (расправа с Семеном Воронцовым во дворце на глазах Иоанна). В 1543 г. 13-летний Иоанн восстал на бояр, отдал на растерзание псарям князя Андрея Шуйского. Власть перешла к Глинским, родственникам Иоанна, устранявшим соперников ссылками и казнями и вовлекавшим в свои меры юного великого князя, играя на жестоких инстинктах, и даже поощряя их в Иоанне. Не зная семейной ласки, страдая до перепуга от насилий в окружавшей среде в житейские будни, Иоанн с 5 лет выступал в роли могущественного монарха в церемониях и придворных праздниках: превращение собственной позы сопровождалось таким же превращением ненавидимой среды - первые наглядные и незабываемые уроки самодержавствования. Направляя мысль они воспитывали литературные вкусы и читательскую нетерпеливость. В дворцовой и митрополичьей библиотеке Иоанн книгу не прочитывал, а из книги вычитывал все, что могло обосновать его власть и величие прирожденного сана в противовес личному бессилию перед захватом власти боярами. Ему легко и обильно давались цитаты, не всегда точные, которыми он пестрил свои писания; за ним репутация начитаннейшего человека XVI столетия и богатейшей памяти. Только под знаком переутонченной и извращенной эгоцентричности, израни питавшейся в нем условиями среды и обстановки, можно не удивляться, вопреки современнику, ""чудному разумению"" Иоанна. Резкие переходы от распоясанного будня к позирующему торжеству в детстве потом дали себя знать в страсти к драматическому эффекту, к искусственному углублению данного переживания. Обладая небольшой, но неистощимой энергией воображения, при досуге и уединенности душевной жизни Иоанн любил писать, его влекло к образу. Получив московскую власть, плохо организованную, как и сам, Иоанн перешел к воплощению образов в действительность. Идеи богоустановленности и неограниченности самодержавной власти, которой вольно казнить и миловать своих холопей - подданных и надлежит самой все ""строить"", были накрепко усвоены Иоанном, преследовали его, стоило лишь ему взяться за перо, и осуществлялись им позднее с безудержной ненавистью ко всему, что пыталось поставить его в зависимость от права, обычая или влияния окружающей среды. Ряд столкновений с последней на почве личного понимания власти и ее применения создал в воображении Иоанн образ царя, непризнанного и гонимого в своей стране, тщетно ищущего себе пристанища, образ, который Иоанн во вторую половину царствования настолько любил, что искренно верил в его реальность. С 1547 г. меняются условия жизни Иоанна и правительственная среда, руководителем которой становится на время митрополит Макарий, сторонник идеи национального величия Москвы и теории ""Москвы - третьего Рима"". В 1547 и 1549 годах созываются церковные соборы, на которых канонизируют всех тех местных угодников, о которых удалось собрать сведения и жития которых были включены в ""Великие Минеи-Четьи"", редактированные Макарием. В 1547 же году, 16 января, Иоанн принимает торжественное венчание на царство, которое было шагом к осуществлению теории третьего Рима (в 1561 г. царский титул утвержден грамотой константинопольского патриарха). 3 февраля Иоанн женится на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой из старого боярского рода, к которой сохранил сильную привязанность до самой ее смерти. При дворе появляется кружок братьев царицы, влиятельность коего ясно еще не учтена, но несомненно устанавливается в общем. В июне 1547 г. страшный пожар Москвы вызвал народный бунт против Глинских, чарам и злоумышлению которых толпа приписала бедствие. Один из Глинских был убит, другой пытался бежать в Литву, но пойман и отдан на поруки. Бунт был усмирен, но уничтожил придворное значение Глинских. Влияние на Иоанна перешло к Сильвестру , царскому духовнику и протопопу Благовещенского собора в момент, когда, по преданию, Иоанн находился в состоянии глубокого потрясения под впечатлением пожара и кровавых событий. Сильвестр ""детскими страшилами"" по выражению Иоанна, толкнул его на путь покаяния и попытки очистить себя и страну от всякого зла с помощью новых советников, которые были подобраны по указаниям Сильвестра и составили ""избранную раду"", заслонившую собою боярскую думу в текущем управлении и законодательстве. Ее значение бесспорно для 50-х годов, но не безгранично, так как осложнялось и ослаблялось влияниями Захарьиных и митрополита Макария. В сохранившихся известиях совершенно скрыта та большая подготовительная работа, которая началась с этого времени, с 1550 г. позволила осуществить ряд крупных государственных мероприятий и захватила не только самого Иоанна и его сотрудников, но и внеправительственные круги общества, вызвав в нем обсуждение основных вопросов внутренней и внешней политики обновляющегося Московского царства. Затрагивались и разноречиво решались вопросы о значении светской аристократии, крупного землевладения, духовенства, монастырей, поместного класса, самодержавия, земского собора и др. Личное участие Иоанна сообщило первому правительственному выступлению на пути реформ некоторый внешний драматизм и обратило его в осуждение эпохи боярского правления и малолетства царя, которая оценивалась как время государственного нестроения и народных страданий. В 1550 г. состоялся 1-й Земский собор, на котором царь принес покаяние за все совершившееся примирился с своей землей. Созванные кормленщики были обязаны в назначенный срок удовлетворить иски к ним населения в вымогательствах и несправедливых поборах. Пересмотрен и существенно дополнен был Судебник Иоанна III; новый, так называемый Царский Судебник заботился об обеспечении правосудия и требовал, чтобы на суде кормленщиков (наместников и волостелей) присутствовали выборные старосты и целовальники. Выработан был текст Уставных грамот, вводивших земское самоуправление. Сохранилось известие, что ближайшему члену ""избранной рады"", Алексею Федоровичу Адашеву , было поручено принятие прошений с жалобами на притеснения обиды вне обычного порядка. В 1551 г. созван Стоглавый собор, которому Иоанн поставил ряд вопросов об упорядочении церковного управления, просвещения, народных нравов, церковных обрядов и церковной дисциплины и представил на одобрение Судебник и Уставные грамоты. Труды этого собора составили книгу под названием ""Стоглав"". Рядом ""Уставных земских грамот"" с 1551 г. проводилась областная реформа, состоявшая в отмене кормлений с установлением за то определенного в грамоте кормленного окупа в казну государеву и передававшая местное управление в руки выборных излюбленных старост и голов, земских судей и судеек. Царским приговором 1556 г. кормления уничтожались повсеместно, а кормленый окуп обращался на денежное жалование служилым людям. Наряду с этим, в духе указаний Ивана Пересветова , начата военно-служилая реформа. В 1550 г. 1000 отборных детей боярских, разверстанных по статьям, наделены земельными участками определенной величины на поместном праве в Московском уезде, составив кадр для посылок с правительственными поручениями. С 1551 г. намечен общий поземельный кадастр на новых технических основаниях (соха, сошное письмо) для прекращения земельных тяжб и в целях справедливого поместного наделения, которое было пересмотрено и исправлено в 1556 г., когда точно установлен и размер обязательной службы с земли - со 100 четвертей (50 десятин) доброй земли человек на коне и в доспехе полном. В 1553 г. приняты меры для упорядочения и ограничения местничества в армии. Тогда же положено начало первой типографии, из которой первая книга вышла, однако, только в 1564 г. Период 1550-х годов и во внешней политике отмечен широким размахом и постановкой национальных задач. С 1547 г. начаты военные действия против Казани, постоянно беспокоившей русские области набегами, стесняя развитие русской колонизации и торговли по Волге. В 1549 г. умер хан Сафа-Гирей, из рода крымских ханов, и его место занял малолетний Утемыш-Гирей под опекой матери. В 1550 г. Иоанн во главе большого войска пошел к Казани, но отступил к устью р. Свияги и поставил здесь крепость Свияжск, где оставлен гарнизон для наблюдения за Казанью, и сложены запасы для будущих операций. В 1551 г. второй поход с участием Иоанна кончился осадой и взятием казанских укреплений (2 октября 1552 г.). Несколько лет еще пришлось иметь дело с восстаниями инородцев, неохотно подчинявшихся новым порядкам и сбору ясака и поддерживаемых башкирами, ногаями, Астраханью и надеждой на крымское вмешательство. Сама собой ставилась задача и освоения пространства до Астрахани, которая вслед за ногаями покорилась в 1556 г. Избранная рада настаивала на продолжении наступления на мусульманский мир, вопреки желанию Иоанна и советам митрополита Макария и Захарьиных, но попытки устроить нападение на Крым с Дона или Днепра (походы Ржевского под Очаков, Вишневецкого и Даниила Адашева в Крым) прекратились с началом военных действий на западной границе, когда Иоанн резко порвал с Избранной радой, разлад с которой наметился еще раньше. В 1553 г. Иоанн настолько опасно заболел, что была составлена духовная, и собраны бояре для принесения присяги сыну - малютке Дмитрию, кандидатура которого встретила резкие возражения окружающих из ненависти к Захарьиным, которым достались бы опека и место, занятое в правительстве Сильвестром и радой; шли толки о передаче престола двоюродному брату Иоанна, удельному князю Владимиру Андреевичу Старицкому, который стал готовиться к событиям и отказался присягать. Сильвестр занял среднюю позицию, рассчитывая, видимо, уговорить Иоанна назначить Дмитрию опекуном Владимира Андреевича, а тот за это сохранил бы влияние избранной рады. Иоанну, лежа в горячке, пришлось слышать препирательства окружающих и только с трудом удалось настоять на своем. В 1554 г. следствие по делу бежавшего, но пойманного по дороге в Литву князя Никиты Семеновича Ростовского вскрыло существование целой группы княжат, непримиримо настроенных к царице Анастасии и Захарьиным и искавших покровительства в Литве. Прямого разрыва Иоанна с радой не последовало, но влияние ее не выдержало испытания, поставленного ходом дальнейших событий. В 1553 г. английская торговая компания снарядила в Китай через Ледовитый океан экспедицию, часть которой погибла, а часть во главе с Ричардом Чэнслором прибыла в устье Северной Двины и добралась до Москвы, где милостиво принята Иоанном. Через два года Чэнслор явился уже послом от английского правительства и заключил договор о беспошлинной торговле англичан в России, а в 1557 г. московский агент, Осип Непея, добился в Англии того же для русских. Это оживило в Москве мысль пробиться к Балтийскому морю, чтобы установить непосредственные и более удобные, чем на севере, сношения с Западной Европой, которым решительно препятствовал Ливонский орден, не пропустивший в Россию набранных в 1547 г. в Германии по поручению Иоанна саксонцев Шлитте мастеров и художников. Внутренние отношения к Ливонии (борьба протестантских городов с католическим рыцарским орденом и архиепископом) давали надежду на успех. В 1557 г. из Москвы было предъявлено требование уплатить ту дань, которую давно уже не вносили. Дань не была внесена в срок, и в 1558 г. в Ливонию введены войска; взята Нарва и к 1560 г. завоевана почти вся Ливония. Началось разложение. Эстляндия поддалась Швеции, о-в Эзель уступлен Дании, в 1561 г. отделилось герцогство Курляндское под властью бывшего магистра ордена Кетлера, Ливония отошла к Польше. Сигизмунд-Август польский потребовал эвакуации своих новых владений, Иоанн отказал, и в 1562 г. началась польская война. В январе 1563 г. большое московское войско, предводимое Иоанном, двинулось к Полоцку, который взят 15 февраля. Польша предлагала мир, признавая за Иоанном все города, занятые русскими войсками. Иоанн созвал в 1566 г. Земский собор, который постановил не прекращать войны и добиваться всей Ливонии. Но решительных военных действий не было, и в 1570 г. заключено перемирие на основании uti possidetis. Перемирием Иоанн воспользовался для образования из Ливонии вассального государства для датского принца Магнуса, который вступил в брак с племянницей Иоанна, Марьей Владимировной (в 1573 г.). Однако действия Магнуса там не привели к успеху. Польша подняла на Россию крымского хана, который в 1571 г. добрался до Москвы, но в 1572 г. был отбит от Оки. В 1572 г. умер Сигизмунд-Август, и Иоанн выставил свою кандидатуру на польский престол, ставший избирательным, но избран был французский принц Генрих Анжуйский, а после его отъезда из Польши - Стефан Баторий (1576), который возобновил войну, вернувшую Польше все завоевания. В 1579 г. потерян Полоцк, в 1580 г. прочие города, взятые Иоанном, и Великие Луки, в 1581 г. - Остров и осажден Псков, которые выдержали осаду под начальством князя И.П. Шуйского. Шведы, вступившие в союз с Баторием, тогда же взяли Нарву, Гапсаль, Ям, Копорье и Корелу. Иоанн послал в Рим Шевригина с просьбой о посредничестве к папе Григорию XIII; папа прислал иезуита Антония Поссевина, который и устроил мирные переговоры, приведшие в 1582 г. к заключению перемирия на 10 лет у Яма Запольского на условии отказа Иоанна от всех завоеваний и неприкосновенности Эстляндии. Последний пункт привел в 1583 г. к перемирию на три года со Швецией, которой уступлено все рижское побережье. Западная политика Иоанна рушилась совершенно, в зависимости от тяжелого внутреннего кризиса, во второй половине царствования Иоанна и отчасти обусловленного безрассудно жестокими приемами управления и мероприятиями, которые проводились личной волей царя, вырвавшегося из-под тяжелой опеки Сильвестра, разорвавшего с Избранной радой и потерявшего со смертью царицы Анастасии сдерживающую житейскую обстановку. Еще во время болезни царицы в 1559 - 1560 годах у Иоанна были столкновения с Сильвестром, упрекавшим его за войну с христианами-немцами, А. Адашев был послан воеводой в Феллин, Сильвестр ушел в монастырь. 7 августа 1560 г. скончалась Анастасия, а 6 августа Иоанн спешно велит строить дворы для живших с ним маленьких сыновей Иоанна (родился в 1554 г.) и Федора (родился в 1557 г.), для брата своего Юрия Васильевича, для казанского царевича Александра Сафа-Гиреевича, которым были установлены отдельные штаты придворных и слуг и материальное обеспечение. Над Адашевым и Сильвестром наряжен суд, от которого Иоанн потребовал ссылки Сильвестра в Соловецкий монастырь; Адашева успели только перевезти в Дерпт, где он в заключении умер. Иоанн спешит покончить с прежними условиями жизни, в августе же склоняется на просьбу митрополита вступить в новый брак, ищет невесту непременно из иных земель и в 1561 г. женится на черкесской княжне Марии Темрюковне . Подозревая, что Анастасия была отравлена боярами-княжатами, Иоанн открывает ряд мероприятий, против них направленных. С 1561 г. он берет записи знатных бояр о неотъезде в Литву и иные места и связывает их поручными записями друг за друга. В 1562 г. издал указ о княжеских вотчинах, разрешивший наследование их только прямым потомством мужского пола, за отсутствием которого они отписывались за государя. Пошли многочисленные казни и опалы без суда, сопровождавшиеся конфискацией земельных владений пострадавших. В 1564 г. бежал в Литву с театра войны князь А.М. Курбский, написавший оттуда Иоанну письмо с обвинениями в жестокости и оправданием своего поступка правом слуг царских отъехать, раз их освященное историей положение в Москве попирается царем. На это Иоанн ответил Курбскому обширным посланием с обвинением бояр, которые во главе с Сильвестром стремились устранить его, самодержавного богоданного царя, от всякого участия во власти, оставить ему только титул и честь ""председания"" в их совете, и укрепляли положение аристократии произвольной раздачей земельных приобретений Иоанна III и Василия III. Под прямым влиянием письма Курбского Иоанн 3 декабря 1564 г. покинул Москву, взяв с собою царицу, царевичей, придворный штат, военную охрану, дворцовую казну и святыню, оставив город в неведении о целях необычного отъезда, и, поездив по монастырям, стал в Александровской слободе. 3 января в Москве получены 2 грамоты Иоанна: одна, с обвинением бояр в измене и своекорыстии и духовенства в потворстве злым своим заступничеством, объявляла, что, не желая терпеть этого, он оставил свое государство и поехал поселиться, где Бог ему укажет; другая, на имя жителей Москвы, гласила, что на них царь гнева не имеет. От Москвы была послана депутация во главе с митрополитом Афанасием просить Иоанна принять вновь государство. Иоанн соглашался с условием, что ему вольно будет на всех ослушников и изменников класть опалу, казнить и конфисковать их земли, и объявил, что учреждает себе опричнину, составившую в противовес земщине удельное личное владение Иоанна, которое должно было обеспечивать нужды его ""особого обихода дворцового"", заново реорганизованного. В Москве, на Воздвиженке, построен новый дворец; к нему приписаны в самой Москве некоторые улицы и слободы и вне ее ряд городов, сел и волостей, которые обложены были ""кормленым окупом"" на содержание многочисленного придворного штата и тысячного корпуса личных телохранителей, размещенных на территории опричнины, на местах выведенных теперь прежних вотчинников и помещиков, которые лишались своих земель ""с городом вместе, а не в опале, когда государь брал город в опришнину"" и испомещались на территории земщины. Земщину, ""государство свое Московское"", Иоанн приказал ведать боярам, которым повелел ""быти в земских""; только в особо важных случаях земские бояре должны были обращаться с докладом к Иоанну. В практике управления исследователям не удалось установить строго проведенной двойственности опричнинских и земских властей и учреждений, но в жизни и личном поведении Иоанна это обособление царя и его будничного обихода сказывалось в крайне отрицательных и подчас странных формах. В 1566 г. Иоанн начал дипломатические переговоры с королевой Елизаветой английской об убежище для себя в Англии на случай вынужденного бегства из России. В 1575 г. во главе земщины поставлен был с титулом великого князя всея Руси крещеный касимовский царь Семен Бекбулатович , причем себя Иоанн титуловал князем московским и Иванцом Васильевым в челобитьях на имя великого князя. В 1576 г. Иоанн разжаловал Семена в великие князи тверские. В своем новом опричнинском окружении Иоанн жил в атмосфере разгула, шпионства, доносов, жестокости и произвола, в крайне возбужденном и неуравновешенном состоянии страха и подозрений, которые тщетно старался заглушить пирами и богомольями, подчас переходившими в сплошное кощунство и кровавые преступления. Памятником душевного состояния Иоанна может служить Духовная, в которой царь изображен безвинно гонимым в стране своей грешником погрязшим в грехах. Не только литературными свидетельствами синодиками, рассылавшимися по монастырям, но и государственными актами устанавливаются страшные жестокости по отношению не только к определенным лицам, но и к массам, страдавшим от безнаказанных опричников царя. Наиболее крупный эпизод - новгородский погром 1570 г., произведенный Иоанном лично по подозрению в измене и захвативший весь путь от Москвы: описи новгородских мест одинаково объясняют запустение сел и деревень или приходом литовских людей, или опришниной государевой. По произведенному следствию поплатились головой не только чины новгородской администрации, но и видные опричники, как отец и сын Басмановы, Афанасий Вяземский и др. Тогда же казнен двоюродный брат Иоанна, Владимир Андреевич. Неудачи внешней политики объяснялись Иоанном тоже изменой, даже успешное отражение крымского набега у Лопасны в 1572 г. князем М.И. Воротынским послужило поводом к казням, жертвой которых стал сам Воротынский. Такой развал в светском правительстве повлек крайний упадок морального авторитета церкви. Митрополит Афанасий отказался от сана в 1566 г., не мирясь с безобразиями опричнины; после неудачной попытки поставить казанского митрополита св. Германа на митрополию возведен соловецкий игумен Филипп (Колычев) . Филипп начал ходатайствовать за опальных и обличать царя. Произошло несколько столкновений. Враги Филиппа, в числе которых был, между прочим, духовник царский, наконец, восторжествовали: Филипп удалился в монастырь Николаевский, теперь греческий на Никольской, но все еще служил. В крестном ходе заметил он опричника в тафье и обличал его; царь рассердился, тем более что, когда он оглянулся, тафья была снята. Тогда над Филиппом наряжен был суд, и в Соловки послана была комиссия для собирания о нем сведений. Во главе комиссии стоял Пафнутий, архиепископ суздальский. Лестью и обещаниями склонили игумена Паисия и старцев дать показания против Филиппа. 8 ноября 1568 г. Филиппа заставили служить. Во время службы он был схвачен опричниками в церкви, на другой день торжественно лишен сана и скоро свезен в тверской Отроч монастырь, где, во время похода Иоанна на Новгород (декабрь 1569 г.), Филипп был задушен Малютой Скуратовым . В 1569 г. умерла царица Мария Темрюковна; Иоанн вопреки церковным законам продолжал вступать в браки, заставляя церковный собор давать ему официальное разрешение или беря благословение на сожительство. В 1571 г. Иоанн женился на дочери новгородского купца, Марфе Богдановне Собакиной, но она умерла через месяц; в 1572 г. - на Анне Алексеевне Колтовской , но постриг ее в 1574 г. и женился на Анне Васильчиковой , которую тоже постриг, вступил в сожительство с Василисой Мелентьевой ; наконец, в 1580 г. вступил в брак (седьмой) с Марией Федоровной Нагой (от последней у Иоанна родился сын Димитрий в 1582 г., когда старший сын Иоанна Иван был уже убит отцом в домашней ссоре, и оставался один неспособный Федор). Но в опричнине была и другая сторона, которая, независимо от степени ожесточенности Иоанна, имела существенное государственное значение как мера, направленная против крупного княжеского землевладения к разрушению социального положения московской аристократии, как представительницы удельных традиций и притязаний. Отписывая на свой государев обиход, беря в опричнину все новые и новые земли в течение всей второй половины царствования, Иоанн постепенно перевел большинство уцелевших от казней княжат из их насиженных родовых гнезд на закраины государства и туда, где у них не могло быть никаких связей с местным населением. Этот длительный процесс пересмотра землевладения, сопровождавшийся развитием класса служилых землевладельцев на поместном праве, осложнил социально-экономический кризис, обусловленный расширением государства на восток и устремлением потока народной колонизации на юг в ""Дикое поле"" (см. Берегова служба). При массовой и быстрой смене землевладельцев и измельчании землевладения, крестьянство в опричнине получало лишний импульс к эмиграции на не постигнутые опричниной и не достижимые для государства пространства нашего юга и Дона. Политика Иоанна таким образом подготовляла Смуту, усиливая тот кризис, разрешением которого она была, и подсекала силы государства уже во время польской войны 70-х годов, откуда ее неудача. - См. ""Полное Собрание Русских Летописей"", ""Сказания князя Курбского""; Флетчер ""О государстве Русском""; ""Стоглав"" изд. Кожанчикова ; Соловьев ""История России с древнейших времен"" (кн. II); Платонов ""Очерки по истории Смуты в Московском государстве""; Жданов ""Собрание сочинений"" (т. I); Ключевский ""Боярская Дума древней Руси"". Статьи по русской истории под редакцией профессора Довнар-Запольского ; Ключевский ""Курс русской истории"" (т. II); Милюков ""Спорные вопросы финансовой политики Московского государства""; Рождественский ""Служилое землевладение в Московском государстве XVI века"". Б. Р.





Для вебмастеров. Ссылка на этот документ:




(с) 2003-2017 diabkin.com. Мир имён: толкования имён. Биографии знаменитостей, тайны и истории фамилий.

 Рейтинг@Mail.ru